Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский
Новый Завет Евангелие 1702 г.  С гравюрами. Карновский, Пневский

Новый Завет Евангелие. С гравюрами

РЕДКОСТЬ - 1702 г.

Библия. Новый Завет. - Москва : Печатный двор, февраль 1702.
7 гравюр: граверы М.Д. Карновский. М.П. Пневский
Набор: 27 строк, с колонтитулом. Шрифт: 10 строк = 42 мм.
Страницы в линейных рамках. Кожаный переплет, 15см х 9,5см
Малый тираж

90000 р.

Подробное описание:

Чрезвычайная редкость: Впервые изданный в виде отдельной книги Новый Завет Евангелие. С гравюрами Карновского М.Д. , Пневского М.П., 1702 год 

Это издание стало принципиально новым для московского книгопечатания и по текстовому составу, и по формату. До 1702 года комплекс всех текстов Нового Завета не выходил в Москве ни разу в виде отдельной книги. В Москве печатали отдельно Напрестольное Евангелие и отдельно Апостол без Апокалипсиса, так как последний не использовался за богослужением. Соединение этих двух частей с прибавлением Откровения Иоанна Богослова в одной книге, точнее, книжечке "карманного" формата — Новом Завете 1702 года - могло быть осуществлено лишь с единственной целью: сделать издание, удобное для частного (а не церковного, литургического) чтения.

Московские издатели ориентировались на Новые Заветы, которые печатались в типографии Киево-Печерской Лавры, начиная с 1658 года. Московский Новый Завет 1702 года вышел в двух вариантах: продажном, с девятью гравюрами на дереве работы М.П.Пневского по ознаменкам М.Д.Карновского (такие экземпляры хранятся во многих книжных собраниях страны) и подносном, с четырьмя гравюрами на меди с образами Евангелистов работы Карновского (кат. №№ 39 — 42) и тремя ксилографиями.

Сейчас известен лишь один подносной экземпляр, принадлежащий Русскому музею, впервые опубликованный М.А.Алексеевой4. Новый Завет 1702 года — чуть ни единственная книга Московской типографии первой половины XVIII века, выпущенная в двух вариантах, отличающихся по «техническому» составу включенных в них гравюр. Киевская практика вариантности гравюры на меди (в подносных экземплярах) и гравюры на дереве (в экземплярах, предназначенных для продажи) в рамках одного тиража в последствии не привилась на московской почве.

Общий тираж Нового Завета 1702 года не известен. По традиции 1720-х годов число подносных экземпляров (которые в это время отличались от продажных уже только переплетом и «по обрезу золотом»), из общего тиража книги равнялось, как правило, пятидесяти. Можно предположить, что и в 1702 году подносных экземпляров было тоже не более пятидесяти. После такого небольшого тиража медные доски способны были дать еще более тысячи оттисков разного качества. Однако их ни разу не печатали. Столь робкое отношение к гравюре на меди, по всей вероятности, свидетельствует об экспериментальном характере. Цель эксперимента, по-видимому, состояла в том, чтобы проверить, насколько применение углубленной гравюры удобно и целесообразно в книгопечатании. Возможно, инициатором здесь выступил сам Карновский.

Новый Завет стал первым в России изданием с большим количеством гравюр, именно с него, как считал А.А. Сидоров, началось создание нового типа книги, сопровождаемой многочисленными гравированными фронтисписами. В полной мере такой тип издания сложился в московском книгопечатании только в 1710-х годах.

Карновский, Михаил Дмитриевич, гравер на меди при Московской типографии, ученик Пикара; ум. после 1711 г. Гравировал немало мелких картинок для книг, печатавшихся в Московской типографии, как напр.: изображение Богоматери с Младенцем Христом на руках и преп. Антонием и Феодосием по сторонам — для "Патерика" 1702 г., царя Давида — для "Псалтыри" 1704 г., Христа во храме Иудейском — для "Минеи" 1706 г., Иоанна Воина — для "Службы и жития его" 1707, Всадника на коне, попирающего льва и змия — для издания "Политиколепная апофеози" 1709, разных приборов — для "Арифметики" Магницкого, Христа с двумя ангелами, младенца Христа на облаках, Св. Семейства, Богородицы, раздирающей бесовские сети, Воскресения Христова (в 2-х видах), Вознесения Христова (в 3-х видах), Искушения Христа в пустыне, Тайной Вечери, Страшного Суда, Василия Великого; наконец богословские тезисы (на 2-х листах каждый), в манере Шхонебека, с изображением: Стефана Нового (1706 г.), Св. Троицы (1708), Ветхого и Нового Завета, Петра I и Полтавской баталии (1709 г., на 16 листах, вместе с Ив. Зубовым).

Пневский, Михаил Павлов, гравер. Был сперва столяром, он 4-го января 1694 г. перемещен был в резцы при Московской типографии и оставался в этой должности и в первой четверти сведущего столетия. В 1712 г. им вырезаны были "на груше", в книгу Иоанна Златоустого "Беседы на Деяния Апостольские" да в "Апокалипсис" двадцать пять "заставиц личных", за что ему выдано пять рублей.